Малыша — в родную семью

6 Ермолаева - Малыша - в родную семью

На протяжении шести лет городская клиническая больница №2 г. Оренбурга успешно реализует социальный проект Благотворительного фонда «Будущее Оренбуржья». Его цель — предотвратить отказ от новорожденного ребенка в родильном доме. О результатах деятельности рассказывает координатор проекта Ирина Ермолаева, заведующая женской консультацией №2 ГКБ №2 г. Оренбурга.
— Ирина Витальевна, что побудило Вас начать работу по профилактике отказов от новорожденных?
К сожалению, случаи отказов от будущего или новорожденного ребенка были всегда. И каждый раз врачи нашей больницы старались сделать все, чтобы не допустить этого. Мы беседовали с будущей мамой, пытались подключить психолога, штатного юриста, выявляя мотивы отказа. Если причина была лишь в материальном положении женщины, то в подразделениях больницы начинали сбор детских вещей и необходимых на первое время принадлежностей. На большее полномочий не хватало. Потому в 2012 году возникла идея создания Благотворительного фонда «Будущее Оренбуржья». Выделили два направления в своей работе: сохранение репродуктивного здоровья и медико-социальная помощь женщинам, находящимся в трудной жизненной ситуации. В настоящее время наш фонд работает при поддержке правительства Оренбургской области. В каждом родовспомогательном учреждении области назначены кураторы, которые проходят обучение по выявлению женщин из группы риска и работе с теми, кто желает отказаться от ребенка.
— Как выявляются мамы-кукушки?
Беременные женщины с планами на отказ ведут себя хитро. Они не делятся своими соображениями с докторами по этому поводу. Но есть психологические факторы, которые позволяют определить мать-кукушку. Это равнодушие к своему интересному положению, неприход на обследование в плановом порядке, нерегулярное посещение женской консультации, нежелание узнать пол ребенка. По этим признакам можно понять, что женщина не заинтересована в беременности.
В роддоме роженица, планирующая отказаться от ребенка, обычно находится в стрессе после рождения малыша, отказывается кормить ребенка грудью, плачет, а может лежать и смотреть в одну точку. Важно вовремя выявить такую женщину, потому что она, написав заявление об отказе, быстро покидает медицинское учреждение.
— Бытует мнение, что все отказные дети рождены матерями, ведущими асоциальный образ жизни.
Не всегда. В этом году, например, были три случая, когда в родильных домах от здоровых деток отказались вполне благополучные женщины. Одна — девушка-содержанка. Ее мужчина рассказал, что он имеет семью, троих детей, и более детей не планировал. Он покаялся, что просмотрел ситуацию и вовремя не отправил свою подругу на аборт. Из родильного дома женщину забрал, поинтересовавшись у врачей о возобновлении половой жизни после родов. Это цинично, но имеет место в нашей жизни.
Еще одна горе-мамочка, пока ее муж был в длительной командировке, успела забеременеть от другого мужчины, родить и отказаться от ребенка.
Третий случай — совместное решение супругов. В семье уже трое детей, и четвертый оказался лишним. Раньше нам не приходилось сталкиваться с подобными случаями.
— Как ведется работа с беременными, собирающимися оформить отказ от малыша?
Кураторы встречаются с женщинами, в ходе беседы выясняют ситуацию. Привлекают к работе акушеров-гинекологов, психологов, социальных работников, тесно взаимодействуют с координатором проекта. Сообща мы стараемся оказать помощь и поддержку женщине, чтобы она изменила свое решение и сохранила малыша в родной семье.
Если не удалось уговорить маму забрать ребенка, предлагаем написать временный отказ. У нее будет месяц на обдумывание ситуации. Этот метод действует. Женщины уходят, но чувствуют ответственность за ребенка и возвращаются за ним.
Помогаем и в решении проблемы с жильем. В 2013 году мы спасли семью молодой мамы из Илека. Сирота, воспитывавшаяся в детском доме, она не имела ни жилья, ни родных, ей некуда было пойти с малышом. По нашей просьбе врачи роддома согласились подержать молодую маму в медицинском учреждении, а мы тем временем стали искать неравнодушных к ее судьбе людей. Отозвались женщины, готовые помочь. Одна из них — Антонина Григорьевна Рябова. Она взяла на себя обязательства по съему и оплате жилья для мамочки с ребеночком в Илеке, периодически их навещала. Женщине помогли с восстановлением документов, выделением социального жилья и трудоустройством.
Сейчас жилищные вопросы решаются быстрее. В Оренбурге нет социальной гостиницы, но при поддержке правительства области и по заключенному трехстороннему Соглашению с 2014 года министерство социального развития разрешило размещать на время в кризисном центре для женщин мамочек с младенцами, хотя по федеральному закону здесь могут проживать только женщины с детьми старше трех лет.
— А если причина в невозможности обеспечить ребенка?
— Предлагаем поддержку. В области много различных благотворительных фондов, которые готовы помочь продуктами, вещами, детскими принадлежностями. Просьбу о помощи размещаем также в соцсетях. И оренбуржцы активно откликаются, искренне интересуются судьбой мамы и малыша, приносят приданое для ребенка. Главное — помочь на первых этапах, а потом в жизни все может измениться.
— А если не удается уговорить женщину не оставлять малыша в роддоме, идете в семью?
В случае, если реализация права ребенка на семью через помощь его матери невозможна, привлекаем иных родственников. Но все это только при желании и с разрешения самой женщины. Случай из Октябрьского района — тому подтверждение. Девушка-студентка боялась родительской кары и решила отказаться от новорожденного. Отец, который один воспитывал девушку, не знал о ее беременности. Кураторы фонда навели справки о семье. К отцу выехали психолог и юрист. Новость о рождении внука для мужчины была шокирующей, и он наотрез отказался принимать его. А утром приехал с конвертом для новорожденного в роддом и забрал дочь с внуком домой.
— Существуют ли подобные фонды в других областях?
Работа с женщинами, планирующими отказ от ребенка, организована в нескольких регионах России. Нашему и подобным фондам оказывает методическую поддержку Фонд профилактики социального сиротства в Москве. Специалисты Фонда приезжали к нам, проводили для наших кураторов тренинги по тому, как расположить женщину к себе, в каких случаях стоит ее уговаривать, а в каких — нет. Ситуация в семье может быть разной, иногда — опасной для ребенка, ведь в большинстве мамы отказников ведут асоциальный образ жизни. Среди них есть больные олигофренией, употребляющие наркотики, алкозависимые. И нахождение в таких семьях опасно для самих ребятишек.

Ирина Ермолаева, заведующая женской консультацией №2 ГКБ №2: «Эффективность нашей работы не может быть стопроцентной. Но если нам удается спасти хоть одного ребенка, оставить его с родной матерью — это здорово. А у нас таких воссоединений бывает 12-38% от общих показателей отказов».

Женщины, отказавшиеся от детей в роддомах области:
2012 — 63
2013 — 93
2014 — 66
2015 — 58
2016 — 47
2017 — 32
2018 — 13
Женщины, изменившие желание отказаться от родившегося ребенка:
2012 — 15
2013 — 26
2014 — 12
2015 — 15
2016 — 18
2017 — 5
2018 — 2

Портрет женщины,  отказывающейся от ребенка
Чаще всего ей 25-30 лет. Она не состоит в браке, не имеет собственного жилья, стабильной работы, испытывает недостаток финансов. Среди них выделяется категория женщин, которые бы оставили ребенка, но им негде жить.
Людмила Яковлева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *