Кто расскажет правду о предках?

8 глав 3 - Кто расскажет правду о предках?

Недавно в Оренбурге реабилитирован епископ Варлаам, в миру Петр Карпович Козуля. Он был расстрелян в октябре 1937 года за шпионаж в пользу Японии.
О том, как возвращаются честные имена гражданам, репрессированным по политическим мотивам, рассказывает старший прокурор уголовно-судебного управления прокуратуры Оренбургской области Ольга Выщепан.
-Ольга Геннадьевна, когда начался процесс реабилитации политзаключенных?
Первые случаи реабилитации репрессированных лиц приходятся на середину пятидесятых годов прошлого века. Особенно много обращений по вопросам реабилитации получено в октябре 1991 года после принятия закона о реабилитации жертв политических репрессий, когда предусматривались компенсационные выплаты гражданам, подвергнутым гонению не только в уголовном, но и в административном порядке. Именно с этого момента начали массово проверяться рассекреченные дела, и безвинно осужденные люди были реабилитированы.
— Кто может обратиться за справкой о реабилитации?
По закону за информацией о реабилитации может обратиться лицо, подвергнутое политическим репрессиям, и его родственники, а также иные граждане или общественные организации, имеющие право на получение документального подтверждения данного факта.
Однако правом получения различных социальных льгот на основании выданной справки о реабилитации обладают лишь незаконно осужденные по политическим мотивам граждане, а также их дети, в случае, если в результате репрессий они не находились на попечении родителей, либо пребывали с ними в местах лишения свободы.
Иногда в анкетных данных заявителя отсутствуют сведения, необходимые для установления степени его родства с репрессированным. Тогда этот факт устанавливается в судебном порядке. Документ, подтверждающий невиновность подвергнутого репрессиям гражданина, могут получить и его внуки. Но они не имеют права на льготы. Для них справка о реабилитации — исключительно предмет семейного архива, подтверждающий восстановление честного имени предка.
— Кто помимо родственников репрессированного может быть заинтересован в доказательстве его невиновности?
Однажды за справкой о реабилитации в прокуратуру области обратились представители православной церкви. Их просьба была обусловлена тем, что монашеское сообщество решило канонизировать одну из служительниц церкви, которая была отправлена в лагерь, а затем приговорена к расстрелу за пропаганду православия. По итогам проверки монахиню реабилитировали, соответствующую информацию направили владыке Валентину. Детей у монахини не было, потому право на льготы от государства после реабилитации никто не приобрел.
— С заявлениями о реабилитации в областную прокуратуру обращаются только оренбуржцы или жители других регионов тоже?
Обращения поступают отовсюду, причем не только от жителей России, но и из других стран. К сожалению, иногда, разыскивая родственников, заявители предоставляют неполную информацию о них, некоторые не знают даты рождения и места жительства своих репрессированных родственников, где и кем осуществлялось их незаконное преследование по политическим мотивам. В таких случаях проводить проверку достаточно сложно, приходится направлять запросы в архивы и различные ведомства. В итоге часто всплывает совершенно неожиданная информация. Например, выясняется, что человек был осужден не по политическим мотивам, а за совершение уголовно наказуемых деяний против личности, собственности и других. Проверить законность такого приговора практически невозможно, так как материалы дел по истечении срока давности уничтожаются. А вот дела об уголовном преследовании по политическим мотивам срока давности не имеют.
— Известно, что в некоторых случаях заявителям отказывают в предоставлении документов о реабилитации. С чем это связано?
Чаще всего отказы связаны с отсутствием сведений о применении репрессий на территории Оренбургской области к гражданам, в отношении которых проведена проверка, либо достоверно установлено, что они подвергались уголовному преследованию по политическим мотивам в других регионах Российской Федерации. В таких случаях заявления направляются руководителям ведомств, уполномоченных принимать решения о реабилитации указанных лиц, о чем сообщается заявителям. Иногда не удается провести полную проверку по заявлению, поскольку фигуранты дела не проживали на территории Оренбургской области, а следовательно, установить, подвергались ли они политическим гонениям — не представляется возможным. В таких случаях заявителям рекомендуется обратиться в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации для продолжения поиска интересующей информации. Отказы в признании того или иного гражданина реабилитированным приходится выдавать и родственникам тех, кто в годы войны служил фашистам и был осужден за дезертирство и измену Родине.
— Что удивляет при работе с рассекреченными материалами?
Факт того, как вершилось «правосудие». Большинство материалов вообще не содержат доказательств вины и правовой оценки действий обвиняемого, соответственно, непонятно, за что назначалось наказание и каким конкретно органом принималось решение, в том числе и о высшей мере наказания — расстреле. Сейчас такое даже представить себе невозможно. Страшно, что в те трагические годы указанные решения обжалованию не подлежали. Приговор о смертной казни приводился в исполнение в течение нескольких часов с момента его вынесения. Это не просто удивляет, это шокирует всех представителей современной системы правосудия.

Ольга Выщепан: «В этом году в прокуратуру Оренбургской области поступило 17 обращений о реабилитации жертв политических репрессий. Четыре заявления уже удовлетворены».

Чтобы восстановить честное имя…
На основании Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» №1781-1 от 18.10.1991 г. заявления о реабилитации могут подаваться заинтересованными лицами или общественными организациями:
— в органы прокуратуры — в случае незаконного уголовного преследования или осуждения граждан по политическим мотивам, помещения их в психиатрические учреждения ввиду их социальной опасности;
— в органы внутренних дел — в случае применения к репрессированным гражданам ссылки, высылки, направления на спецпоселение, привлечение к принудительному труду в условиях ограничения свободы и иных ограничений прав и свобод, установленных в административном порядке.
К заявлению необходимо приложить:
— копии документов о личности подвергнутого репрессиям лица, а также подтверждающие факт применения к нему любых из вышеперечисленных репрессивных мер (решения судебных и внесудебных органов);
— копии документов о личности заявителя, в том числе подтверждающие степень родства с репрессированным.
Срок рассмотрения заявления о реабилитации не может превышать трех месяцев.
Отказ в удовлетворении требований заявителя о признании права на реабилитацию конкретного лица может быть обжалован в судебном порядке.

Подготовила Людмила Яковлева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *