Счастье по статистике 

7 дв колонка - Счастье по статистике 

На фоне коллапса внешней политики последних недель внутри нашей страны произошло событие, которое вошло в наши дома «на цыпочках». Никто об этом не шумел, пикеты не устраивал… Видно, пока еще не поняли до конца. Однако тех, кто понял, в чем дело, оно тряхнуло изрядно. 
Рассказываю по порядку. Сидели мы недавно с подружками и рассуждали: к какой категории россиян себя отнести? Кто мы — средний класс, коим всегда считали себя, или люди бедные? Все мои подружки — врачи, продолжающие работать на пенсии. Я-то, понятно, нищета — «россиянин на пенсии». Но они к пенсии получают еще и зарплаты, и детей не тянут — выросли, и крупных покупок не делают — все есть. И вот ведь все равно нищеброды! 
Статистика в России по итогам прошедшего года насчитала 18,9 млн человек таких, как мы, — пытающихся прожить на 10-15 тысяч рублей в месяц. И ведь вроде государство старается подтянуть человека к середнячкам, добавив, например, кому-то для положенного минимального счета рублей 47 из бюджета. И выводит вроде человека из нищеты на «другой уровень», но ощущать бедными люди себя все равно не перестают… 
Президент поставил задачу снизить бедность к 2024 году в два раза. И самые активные взялись эту задачу рьяно выполнять. В середине марта Росстат традиционно отчитался о том, как мы живем. Динамика (в который раз) оказалась неприятной: доходы населения падают. Но Росстат вдруг объявил, что теперь будет считать наши доходы по-новому. Почему? Да потому, видимо, что президентские задачи выполнять надо, а как — пока неясно. По отчетам Росстата, экономика растет, а доходы граждан падают. Хотя зависимость-то должна быть прямой. Вот и придумали новшество — поменять формулу расчета нашего благосостояния. 
И началось… Начальство отчитывается перед общественностью об улучшении жизни своих сотрудников теперь «по-среднему». Помните гомерический хохот врачей роддома г. Салавата, когда руководитель озвучил средние по больнице зарплаты: врача — 61,2 тыс рублей, неонатолога — 66,5 тыс, акушерки — 35,4, а детской медсестры и младшего медицинского персонала — 29,5 и 21,3 тыс руб соответственно? Ключевая фраза здесь — «в среднем по больнице»! Это и есть она — новая формула подсчета доходов граждан. 
Мы с подружками решили проверить формулу на деле. 
В одном из оренбургских учреждений здравоохранения работает медицинская сестра. Назовем ее Марина. Женщине 28 лет. У нее маленькая семья — она и дочка Олеся. Семья, прямо скажем, бедная. Хотя сама Марина так не считает, ведь у нас порог бедности — прожиточный минимум, а она получает аж 18 616 рублей. Сумма складывается из оклада с уральским коэффициентом и доплат: за стаж, за категорию и за хорошую работу. Из зарплаты женщина отдает 3 400 рублей за услуги ЖКХ, 1 200 рублей за питание дочки в школе и 200 рублей за охрану. Сотовая связь обходится в 300 рублей в месяц, а проезд до работы и обратно — в 1 050 рублей. Это то, что никак нельзя уменьшить или изменить, — не будешь же с окраины ходить пешком в центр на работу?.. Итого на «ВСЕ, ЧТО ХОЧЕШЬ» у женщины и ее дочери остается 12 466 рублей. На двоих. И это грубый подсчет, в который не вошли чрезвычайные траты — на лекарства, на дополнительные учебники, на именины у коллеги или на поездку к маме в деревню… Вот и получается, что Марине можно без смущения говорить: «Да, я работаю, но я — нищая!» 
— Одного не пойму, — говорит женщина, — почему экономисты на собраниях говорят нам, что средняя зарплата медсестер по нашей больнице — 49 тысяч рублей? 
А тут и понимать нечего: работает формула Росстата — «в среднем по больнице» жить стало лучше. А для «нуждающихся» есть меры соцподдержки. И хотя у нас число «поддерживаемого» населения превышает 2 тысячи различных категорий, такие, как Марина и ее дочь (а таких в стране миллионы), в них не попадают и продолжают жить в нищете. Да и мы, четыре подружки, несмотря на большие стажи, высшие образования и отсутствие детей-иждивенцев, недалеко ушли от них. 
Да, наши родители одинаково одевались, имели одинаковую мебель и одинаково радовались майонезу на Новый год, но они были средним классом в своей стране. А мы — нищета — огромный класс людей, порожденных мощным социальным неравенством… И живем мы среднестатистически счастливо. 

Решение задачи «борьба с бедностью», поставленной президентом, 
не должно сводиться к придумыванию новой «красивой» формулы… А борцов с этой самой бедностью искать нужно уж точно не в управлениях  
статистики!
Галина Широнина. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *