Оружейных дел мастер 

6 подв 5 - Оружейных дел мастер 

Михаил Константинович Кирдин был призван в армию в ноябре 1944 года. Фронтовыми дорогами шагал он уже после Победы, чтобы на боевых постах сменить красноармейцев и сохранить силу русского оружия и доставшийся ценой миллионов жизней мир. 
Весть о начале войны всколыхнула спокойное течение жизни в селе Староборискино Северного района. Сразу же была объявлена мобилизация. То в одном, то в другом доме раздавались женский плач и рев испуганных детей. Так провожали на фронт мужчин. 
Повестка в семью Кирдиных пришла в январе 1942 года. Отцу, Константину Федоровичу, было почти 42 года, когда он отправился служить. Вернулся домой в сентябре 1945 года, уже после войны с Японией. 
Михаил оставался в семье, где было пятеро детей, за старшего. После окончания шестого класса парнишка работал в колхозе. Но в 1943 году из военкомата пришло распоряжение: всем обязательно получить семилетнее образование. Михаил вернулся в школу. 
Сестра принесла с работы исписанные журналы учета. На них между строк писал он на уроках. Лишь только для диктантов и контрольных работ учительница выдавала чистые белые листы. Школу Михаил окончил хорошо, без троек. 
От голодной смерти во время войны сельских ребятишек спасала только картошка со своего огорода. Муку колхоз выделял, но ее было так мало, что приходилось перемалывать и добавлять в тесто семена лебеды и листья липы. 
Лепешки получались зеленые. В школе на переменке дети бежали к ручью, чтобы немного размочить сухие травяные лепешки и поесть. 
Одежды тоже не было. Женщины собирали коноплю, из нее потом ткали холсты и шили портки. Михаил все лето плел лапти. Он обувал семью. Зимой ходили в валенках. 
14 ноября 1944 года Михаилу Кирдину исполнилось 17 лет. Вместо подарка на день рождения он получил повестку в армию. 
Из райцентра его направили в Бугуруслан, оттуда — в поселок Колтубановский, в снайперскую школу. 
8 марта 1945 года новобранцы приняли присягу. Им выдали обмундирование, скрипучие кирзовые сапоги, вещмешки и котелки. 
В первую партию для отправки на фронт Михаил не попал. Остался в части. Там и встретил День Победы. До самого утра офицеры, которые после госпиталя поправляли здоровье в Колтубановском, палили в воздух и запускали ракеты. Мальчишки-призывники были счастливы: кончилась война. Но в июне 1945 года их посадили в вагоны и направили на восток воевать с японцами. В Уфе поезд остановили. Боевого задания пришлось ждать до сентября. Так Михаил Кирдин попал в Польшу, в отдельный батальон охраны. 
Комендантский час в Варшаве к тому времени был уже отменен. Но советские солдаты продолжали патрулировать город, охраняли они и комендатуру. 
Только в 1947 году батальон расформировали и создали отдельную роту. От нее чуть позже оставили лишь взвод. А потом к красноармейцам приехал старший лейтенант и предложил выучиться на оружейных мастеров. Михаил согласился. 
Ремонтная мастерская располагалась в немецком тогда городе Бреслау на артиллерийской базе, где немцы делали морские мины. Там наши оружейные мастера приводили в порядок автоматы, пушки и даже «катюши». 
Домой Михаил Кирдин вернулся лишь в июле 1951 года. Вскоре женился и переехал в Краснопартизанский (ныне Асекеевский) район, где начали вести нефтеразведочные работы. Через пять лет семья перебралась в Новотроицк, а в 1962 году уехала в Кваркенский район осваивать целину. Михаил Кирдин работал трактористом. 
С 2011 года Михаил Константинович живет в Оренбурге. Вместе супругой воспитал он двоих детей. Имеет трех внуков и трех правнуков. 

«Воевать не довелось, но запах войны мне хорошо знаком», — говорит ветеран. 
 
Надежда Терехина.Оружейных дел мастер 
Михаил Константинович Кирдин был призван в армию в ноябре 1944 года. Фронтовыми дорогами шагал он уже после Победы, чтобы на боевых постах сменить красноармейцев и сохранить силу русского оружия и доставшийся ценой миллионов жизней мир. 
Весть о начале войны всколыхнула спокойное течение жизни в селе Староборискино Северного района. Сразу же была объявлена мобилизация. То в одном, то в другом доме раздавались женский плач и рев испуганных детей. Так провожали на фронт мужчин. 
Повестка в семью Кирдиных пришла в январе 1942 года. Отцу, Константину Федоровичу, было почти 42 года, когда он отправился служить. Вернулся домой в сентябре 1945 года, уже после войны с Японией. 
Михаил оставался в семье, где было пятеро детей, за старшего. После окончания шестого класса парнишка работал в колхозе. Но в 1943 году из военкомата пришло распоряжение: всем обязательно получить семилетнее образование. Михаил вернулся в школу. 
Сестра принесла с работы исписанные журналы учета. На них между строк писал он на уроках. Лишь только для диктантов и контрольных работ учительница выдавала чистые белые листы. Школу Михаил окончил хорошо, без троек. 
От голодной смерти во время войны сельских ребятишек спасала только картошка со своего огорода. Муку колхоз выделял, но ее было так мало, что приходилось перемалывать и добавлять в тесто семена лебеды и листья липы. 
Лепешки получались зеленые. В школе на переменке дети бежали к ручью, чтобы немного размочить сухие травяные лепешки и поесть. 
Одежды тоже не было. Женщины собирали коноплю, из нее потом ткали холсты и шили портки. Михаил все лето плел лапти. Он обувал семью. Зимой ходили в валенках. 
14 ноября 1944 года Михаилу Кирдину исполнилось 17 лет. Вместо подарка на день рождения он получил повестку в армию. 
Из райцентра его направили в Бугуруслан, оттуда — в поселок Колтубановский, в снайперскую школу. 
8 марта 1945 года новобранцы приняли присягу. Им выдали обмундирование, скрипучие кирзовые сапоги, вещмешки и котелки. 
В первую партию для отправки на фронт Михаил не попал. Остался в части. Там и встретил День Победы. До самого утра офицеры, которые после госпиталя поправляли здоровье в Колтубановском, палили в воздух и запускали ракеты. Мальчишки-призывники были счастливы: кончилась война. Но в июне 1945 года их посадили в вагоны и направили на восток воевать с японцами. В Уфе поезд остановили. Боевого задания пришлось ждать до сентября. Так Михаил Кирдин попал в Польшу, в отдельный батальон охраны. 
Комендантский час в Варшаве к тому времени был уже отменен. Но советские солдаты продолжали патрулировать город, охраняли они и комендатуру. 
Только в 1947 году батальон расформировали и создали отдельную роту. От нее чуть позже оставили лишь взвод. А потом к красноармейцам приехал старший лейтенант и предложил выучиться на оружейных мастеров. Михаил согласился. 
Ремонтная мастерская располагалась в немецком тогда городе Бреслау на артиллерийской базе, где немцы делали морские мины. Там наши оружейные мастера приводили в порядок автоматы, пушки и даже «катюши». 
Домой Михаил Кирдин вернулся лишь в июле 1951 года. Вскоре женился и переехал в Краснопартизанский (ныне Асекеевский) район, где начали вести нефтеразведочные работы. Через пять лет семья перебралась в Новотроицк, а в 1962 году уехала в Кваркенский район осваивать целину. Михаил Кирдин работал трактористом. 
С 2011 года Михаил Константинович живет в Оренбурге. Вместе супругой воспитал он двоих детей. Имеет трех внуков и трех правнуков. 

«Воевать не довелось, но запах войны мне хорошо знаком», — говорит ветеран. 
 
Надежда Терехина.

Добавить комментарий